Previous Entry Share Next Entry
2046 и Любовное настроение
alinchiko


У фильма Вонга Кар Вая "2046" (2004 г.) очень странное название, под ним в самой картине фигурируют комната и год, в который главный герой Чао почему-то надеется попасть на поезде. Разумеется, этот фильм не о годе и не о комнате - невооруженным глазом заметно, что он - о любви, но как четыре цифры могут быть связаны с любовью?


"2046" является непосредственным продолжением "Любовного настроения", снятого Кар Ваем в 2000 году. У героев "Любовного настроения" была почти справедливая возможность быть вместе: их супруги изменяли им друг с другом, но не расстаться они так и не решили. О том, что же переживает после нескольких лет разлуки один из них - Чао, снят фильм "2046".

Надо заметить, что из "Любовного настроения" Чао попал в "2046" не один - он забирает с собой и число 2046. В первой картине Чао и Су встречались в отеле в комнате с этим номером, и эти встречи остались для Чао самым счастливым воспоминанием. Вернее даже было бы сказать, что 2046, число, как нечто максимально абстрактное и лишенное какого-либо значения, но в то же время и нечто очень конкретное, как координата, якобы зафиксированная во времени и пространстве, идеально подошло для того, чтобы стать в воспоминаниях Чао центром, вокруг которого собирается все то едва уловимое, что осталось ему после его влюбленности в Су. Четыре цифры оказались единственным осязаемым следом в его памяти, за который можно как-то ухватится для иллюзии возвращения всего, что с ним связано – все остальное больше похоже на туманный сон, из которого помнится только волшебное "любовное" настроение.

Таким образом, 2046 оказывается по отношению к одноименному фильму понятием той же категории, что и "Любовное настроение" - к соответствующей картине. 2046 - это тоже что-то вроде настроения - настроения тосковать по влюбленности, у которой уже нет никакого шанса. 2046 живет в человеке и в то же время маячит перед ним ностальгически очаровательной субстанцией, но жестоко недостижимой субстанцией. 2046 может образоваться только из самой эфемерной, самой невесомой влюбленности, 2046 не знакома воплощенность. Чем меньше было в свое время зафиксировано словами и действиями (в чем и заключается особенность "Любовного настроения" - картина крайне бессюжетна и бессловесна), тем больше вероятность того, что воспоминания о произошедшем превратятся в 2046. "Quizas" ("может быть") – самое конкретное слово, прозвучавшее за все время "Любовного настроения" - и не в кадре, а в саундтреке. Отголоски этого "quizas" разбросаны по всему фильму: каждую минуту кто-то кому-то что-то любезно предлагает, и тот, кому предлагают, каждый раз деликатно отказывается: сдающая комнату Чао дама, приглашающая Су поужинать вместе, или Чоу, приглашающий Су почитать романы, которые у него есть – Су всегда умеет вежливо сказать нет, в то же время не давая однозначного отказа: как-нибудь в другой раз, добавляет она. Или говоря прямо: "Quizas".

Благодаря относительно конкретной природе 2046 Чао может представить, что это число - какая-то определенная комната, и став писателем, отправляет в нее героев своих романов, которые могут найти там счастье - вместо него самого. Или он воображает, что это год, и если в него попасть, то вернется и его счастье с Су; он даже предоставляет для себя такую возможность: придумывает поезд, который должен доставить его в год 2046. 

2046 это еще и своего рода эвфемизм, но в языке нет того слова, которое метонимически замещается им в "2046", языку нет в нем необходимости: о том, что обозначает это несуществующее слово - о самом ценном среди воспоминаний, не принято говорить, ведь никому не хочется рассказывать о своем 2046. Но в то же время оно так терзает, что не поделиться с кем-то муками невозможно. Не с живым человеком, конечно, а с дуплом в дереве (любимая легенда Чао, рассказанная им в обеих картинах - о человеке, идущем на высокую гору, где растет дерево с дуплом, в которое он шепчет мучащую его тайну, а потом залепляет дупло глиной) или с "бездушными" роботами, которых Чао выдумывает себе сам. Роли роботов достаются живым девушкам, безнадежно влюбленным в Чао, и после соприкосновения с 2046 Чао они не могут оставаться такими же спокойно-бесприсстрастными, каким могло бы остаться дерево. Для каждой из них смыслом жизни становится иллюзорная возможность оставить свое собственное 2046 в памяти Чао - 2046 о себе самой. Но в его воображении эти девушки - проводницы-киборги в том поезде, который везет его в его заветный год. Они - всего лишь средство вспомнить Су.

Этим девушкам не повезло быть средством, прежде всего, потому, что в каждой из них есть что-то, напоминающее Чао о его прекрасной и уже недостижимой Су. У одной та же фигура (Чао лукавил: «ни у кого нет больше такой фигуры» - разумеется, фигура эта есть, причем это фигура Су не похожа ни на чью другую, а не наоборот). Ее шея в стоячем воротничке традиционного китайского платья очень напоминает шею Су и ее неизменные обтягивающие фигуру наряды. Наверное, Чао, глядя на эту новую шею, тоже вспоминает другую. Интерес к романам о боевых искусствах делает дочь владельца комнат также похожей на Су. Шулерша становится жертвой 2046 Чао из-за такого же имени, как и у его возлюбленной из "Любовного настроения".

Однако «рассказывание секрета» о его невыносимом 2046 приносит ему лишь сиюминутное облегчение, а девушкам-некиборгам разбивает сердце. Он пытается вернуться в 2046 с помощью них на поезде, он словно «поднимается на гору и рассказывает дуплу» - девушки-"киборги" - вместо деревьев, вместо дупла - сложенные в кольцо пальцы, и когда он в своем воображении шепчет в них свою историю, его встречают ему губы, что ему неприятно. У деревьев не должно быть губ, они должны быть пустыми и готовыми молчаливо разделить тоску отчаявшегося вернуть свое счастье человека.

И конечно, он не воспринимает их как кого-то, кого можно любить. Ведь только с первой своей Су Чао мог положить голову на плечо в такси, а если обнять ее, то только за краешек ноги – она была так прекрасна, что он не был уверен, может ли он к ней прикасаться. Только эта Су сомневалась, что им стоит оставаться вместе, все остальные - героини "2046" - были в этом уверены. Су - единственная, с кем Чао испытывал неуверенность и смущение – с другими он раскован и непринужден. Ее он не осмелился поцеловать за все "Любовное настроение". В "2046" поцелуев очень много - все девушки выглядят для него киборгами, смущаться с ними ему нечего. Он стал совсем другим и внешне - отрастил усы. И хотя девушке с шеей, похожей на шею Су в "2046" один свой ус он пожертвовал, но второй, который она инстинктивно порывается устранить, сбрить ей не позволяет - он не может быть с ней таким же, каким он был с Су.

В "2046", кажется, есть настоящая страсть - в отличие от "Любовного настроения" с его внешней монотонностью, которую герои стараются не нарушить, но через которую проглядывают лихорадочные попытки скрыть чувства - их зрителю позволяет заметить в том числе тревожно перелетающая с одного на другого персонажа камера, и по ней в "2046" начнется ностальгия даже у зрителя.


2046 = воспоминания


  • 1
саундтрек очень красивый к нему. впрочем, как у всех фильмов Карвая

  • 1
?

Log in

No account? Create an account